July 14th, 2013

  • wapkin

Гидросооружения: старый проверенный способ...

После рассказа о том, как пострадала репутация губернатора Ульяновской области, из-за "ликвидации угрозы затопления", и достаточно странного освоения находчивыми предпринимателями бюджетных денег на "спрямление и углубление рек" - "Затопило: Дождь подмочил репутацию губернатора Сергея Морозова"


Попалась мне на глаза публикация, о гидростроителях, привыкших работать по старинке, без дорогостоящих проектных работ, и уж тем более без согласований, но надёжно, к досаде чиновников-бюрократов. Да ещё и по "безоткатной" технологии, поскольку обходятся без бюджетных средств и используют очень экологичные технологии.

А не более традиционные подходы: "В ходе встречи было отмечено, что содержание гидротехнических сооружений и объектов защиты от наводнений составляет до 70% всех расходов федерального бюджета.

Ульяновская область в этом списке исключения не составляет. В этой связи Дмитрий Фёдоров поднял на встрече вопрос берегоукрепления Куйбышевского водохранилища и увеличения из федерального центра финансирования работ по созданию и содержанию водных объектов. Тем более что по территории региона, помимо Волги, протекают такие крупные реки, как Свияга, Черемшан, Барыш которые  требуют экореабилитации.

Collapse )
you will die, не ссы, ты умрёшь

Соловки и Коммунарка


Как известно, оба места имеют довольно печальную «славу». И на Соловках, и в Коммунарке происходило массовые убийства.

Но ныне Соловки пользуются «спросом» у монахов. А в Коммунарке активно строятся новые кварталы.

Удивительно вот что. Людям такие места начинают, со временем, нравиться. Нравиться-то нравятся. Но вот что я подумал: есть некоторая параллель у Коммунарки с Соловками. Т.е. вроде бы всем хороши Соловки, в плане духовной жизни. Но не вполне.

Вспоминаешь, чем занималась в Коммунарке Советская власть, и чем занимались стрельцы на Соловках, и вздрагиваешь. При таких раскладах должно пройти немало времени, чтобы людям (неважно, монахам или мирянам) стоило появляться в таких местах.

И появляться следует осторожно, отдав дань памяти погибшим. Не так, как это делается обычно: с помпой возлагая венки и цветы, устанавливая «почетные» караулы или «мемориальные» доски или строя мощные сооружения во славу Божию на месте упокоения. Часовни достаточно.

Не нужна эта помпа, не нужна «гордость». Ведь, в конечном итоге, в домах или на местах массовых казней, мучений люди не испытывали высоких чувств вместо страданий.

Кто-то молился о спасении души. Спасение души есть действие Духа, поэтому оно светло. Нужно лишь заботиться о том, чтобы свет этот сиял в реальности этой неброско, не так, как сияет ликованием и радостью Любовь. А как светлая память. И так должно быть довольно долго.

И ни в коем случае без того, чтобы отдать дань памяти павших и убиенных, не стоит начинать на этих местах дел, «как будто ничего не было». Было. И есть.

Светлая память и спокойная, тихая радость от сотворения хороших дел пусть соседствуют.
$, ¥€$, €, YES, ¥

ДСК в наблюдательном совете НК Роснефть

Полагаю, назначение сделано для того, чтобы облегчить работу международных клиринговых организаций (в т.ч. облегчить им выход на СПбМТСБ — см. кого позвали, а позвали Президента оной, в т.ч.).

Т.е. ВБРР, возможно, видит себя в роли одного из российских филиалов какой-то международной структуры, причем, кмк, скорее европейской, а может оператора, а может элемента инфраструктуры (год назад ЦБ заявил о том, что хочет единую клиринговую инфраструктуру делать, сделали даже центрального контрагента, но шот-то как-то небыстро идет, не находите, ну т.е. 40% пока валовых расчетов, причем через РКЦ по прежнему?)

В-общем… посмотрим, какие будут следствия, т.е. шаги.

Оригинал ©

Доминик Стросс-Кан вошел в наблюдательный совет банка «Роснефти» | Forbes.ru

Бывший директор-распорядитель Международного валютного фонда Доминик Стросс-Кан вошел в состав наблюдательного совета Всероссийского банка развития регионов (ВБРР), подконтрольного «Роснефти».

Другими членами совета стали директор департамента региональных продаж «Роснефти» Аврил Мари Анн Конрой, председатель совета директоров банка «Россия» Дмитрий Лебедев, президент Санкт-Петербургской международной товарно-сырьевой биржи Алексей Рыбников, гендиректор «Газпром межрегионгаза» Кирилл Селезнев и вице-президент по экономике и финансам «Роснефти» Святослав Славинский.

[Spoiler (click to open)]

Исполняющим обязанности президента банка назначена Дина Маликова, ранее занимавшая пост старшего вице-президента и члена правления. Новый руководитель «долгое время проработала в ВБРР в блоке казначейских операций и является хорошим специалистом в данном направлении». «Именно Маликовой предстоит воплощать в жизнь новую стратегию развития банка, направленную на оказание корпоративных и розничных банковских услуг и совершение казначейских операций», — прокомментировал кадровое решение представитель «Роснефти» агентству «Прайм».

Ранее Маликова курировала аналитическое обеспечение деятельности клиентского бизнеса, организацию функционирования и развитие системы планирования и бюджетирования и денежных расчетов, а также мониторинг позиционирования ВБРР и его услуг на рынке. В 2003-2011 годах она была руководителем казначейства ВБРР и членом правления, в августе 2011 года назначена старшим вице-президентом.

В пятницу было объявлено об уходе из набсовета ВБРР президента банка Елены Титовой и двух других менеджеров-выходцев из российского подразделения Morgan Stanley — Райра Симоняна и Валида Шамма. Бывшие сотрудники Morgan Stanley с конца прошлого года работали в качестве группы стратегических советников президента «Роснефти» Игоря Сечина. Симонян, Титова и Шамма готовили стратегию создания на базе ВБРР универсального банка. «Роснефть» сегодня разъяснила, что компания решила сконцентрироваться на развитии ВБРР как корпоративного и розничного банка, а также совершенствовании казначейских операций и повышении эффективности его деятельности.

ВБРР был создан в 1996 году, в рэнкинге «Интерфакс-100» по итогам первого квартала занял 64-е место по размеру активов (83,2 млрд рублей). «Роснефти» принадлежит 84,67% акций ВБРР, еще 9,52% владеет компания «Росагронефтепродукт».