February 25th, 2016

фото, хорошие новости, фотосъёмка

«Пусть я паук в пыли библиотек: / Я просвещенный, книжный человек»: взгляд читателя на реформу РГБ

Не могу не дать ссылку и частично не процитировать. В полном тексте записи и в тамошних комментариях есть и критика, и строгие вопросы к библиотеке, и полемика, поэтому для полноты картины переходите по ссылке. Я выписала далеко не всё, а — избирательным цитированием — только несколько абзацев, которые хотелось показать и сохранить в нашем РГБлоге.

Оригинал взят у lucas_v_leyden в «Пусть я паук в пыли библиотек: / Я просвещенный, книжный человек»: взгляд читателя на реформу РГБ
[О ксерокопировании]
<...> Разрешили фотографировать. Пал чрезвычайно важный бастион; завершилась огромная эпоха. Копирование всегда было тонким и болезненным местом библиотечного быта: в позднесоветское время перед входом в РГБ за полчаса до открытия собиралась уже стойкая стая завсегдатаев: в первые минуты они, быстро осадив гардероб (а по летнему времени и миновав его) мчались наперегонки на третий этаж к «Центру репрографии»; там стоял загончик с белёсо-мутными стенами; в нём открывалось окошко, и первые двадцать счастливцев получали из него заветные талончики; остальные же отправлялись несолоно хлебавши. Как сейчас помню этот забег: немолодые, неравномерно потасканные джентльмены, кряхтя и спотыкаясь, скакали по мраморной лестнице вверх; на одном из поворотов отставший соискатель возопил вдруг: «помогите провинции!»; волчьим смехом расхохоталось собрание – «не до тебя тут». Талончик давал право на изготовление двадцати страниц ксерокопий, и, получив его, можно было не спешить: вернуться в зал, положить закладку, отнести книгу и час спустя получить заветные копии: на скверной жёлтой бумаге, гнуснейшего качества, снабжённые специальным штампом (чтоб выпустили на выходе).
Потом пришёл капитализм: сначала отменили талончики, потом лимит, потом закоулки с ксероксами расплодились по всей библиотеке, потом опять съежились до нескольких комнат и вот, наконец, чуть-чуть отстав от библиотеки Британского музея (запрет снят, кажется, в прошлом году) и обгоняя Минск (воспрещено, причём настрого) мы влились в общеевропейскую библиотечную семью. Очень приятно.
Collapse )
Подружитесь с Ленинкой взаимно